НИЦШЕ И САРТР В МОНГОЛЬСКОМ ТЕАТРЕ

Врачи причиняют нам боль и дают горькие пилюли, чтобы мы могли жить дольше и, надеюсь, лучше. Философы подобны врачам ума и души — они заставляют нас усиленно думать, чтобы мы могли жить более осознанно, с более широким взглядом на мир и на самих себя. Симптомы и недуги современных обществ могут отличаться от тех, что Фридрих Ницше (1844–1900) и Жан-Поль Сартр (1905–1980) видели при жизни, но уместность их мудрости свидетельствует о том, что мы, возможно, имеем дело с теми же проблемами. при разных обстоятельствах. Болезни, такие как потеря себя, стадный менталитет, одиночество, жадность, слепая вера, тщеславие, сейчас как никогда ощутимы в обществах по всему миру.

Монголия 21 века – одна из них. Мы наклеиваем изображение Чингисхана на каждую бутылку, здание и рекламный щит, но бросаем мусор и плюем на те места, которым он поклонялся. Мы раздуваем свое эго, называя себя «потомками Чингисхана», но истощаем наши силы и ресурсы водкой от его имени. Мы занимаем деньги за границей и называем это облигациями Чингиса и Хубилая, игнорируя при этом тот факт, что нашим маленьким «хубилаям» когда-нибудь придется возвращать кредит. Мы остро нуждаемся в средстве, предлагаемом философами. Через культуру, которую философия прививает обществу, философия помогает выкорчевать пресловутые сорняки, которые воздействуют на разум и затемняют наше будущее.

На фоне этой картины отрезвляющим событием стала серия спектаклей на философские темы, две из которых недавно были представлены небольшим частным экспериментальным театром в Улан-Баторе. На все полторы сотни зрителей театр «Черный ящик» начал серию пьесой Игоря Тарасевича (1951- ) «Как Говорил Заратустра» («Как говорил Заратустра», 2011) в переводе на монгольский с оригинала Б. Батаа в постановке Дж.Амарзая. Одноактная фантастическая трагикомедия представляет, как Ницше придумал бы идею сверхчеловека в «Так говорил Заратустра: Книга для всех и ни для кого». В психиатрической клинике Ницше галлюцинирует и беседует о своем состоянии с Луизой Отт, Матильдой Трампедах, Рихардом и Козимой Вагнер. К концу пьесы сестра Ницше Элизабет, врач и священник, которые вначале были в здравом уме, страдают от его галлюцинаций. Тарасевич утверждает, что, заявляя «Бог умер», Ницше стремился пробудить людей от их суеверного поклонения высшим силам и взять на себя ответственность за наши действия, чтобы создать смысл в нашей жизни.

Вторым спектаклем стал «Huis Clos» Сартра («Выхода нет», 1944) в переводе с английского Б. Цацралом в постановке М. Борольдоя. Экзистенциалистская одноактная классика рассказывает о трех главных героях, заключенных в загробной жизни на вечность в пустой комнате с тремя стульями, скульптурой и ножом. Они понимают, что «ад — это другие люди», а не горячее место, где дьявол поджидает проклятых. По мере развития пьесы все три персонажа рассказывают истории своей жизни и раскрывают, кто они на самом деле, двум другим. Каждый из них представляет собой неизбежную слабость другого персонажа, который мучает их за это. И так, их наказание продолжается до бесконечности. Сартр предполагает, что люди наделены свободой воли, чтобы определять действия, которые они совершают в жизни, и, следовательно, о них судят те, кого они оставляют после смерти.

Театр в Монголии имеет прочную основу, основанную на традициях актерского метода Станиславского. Поэтому неудивительно, что труппе театра «Черный ящик» удалось успешно освоить неизведанные территории заумной темы философии Ницше и Сартра на монгольском языке. Было видно, что актеры и труппа отдали свое творчество, талант и добрую волю этим постановкам. Аудитория, полная молодых и образованных монголов, сигнализировала о растущем спросе на заставляющие задуматься спектакли, такие как пьесы, поставленные в театре «Блэкбокс».

В современном монгольском обществе, где популярным массовым развлечением является хошин сёг (постановочные пародии на современную жизнь Монголии) или мыльные оперы по телевидению, серии философских пьес занимают важную нишу для другого типа монгольской аудитории. Исполнительское искусство — это великолепная форма искусства, в которой мощные сообщения могут быть переданы образными средствами с утонченными жестами, языком и интонацией. Владение этими элементами отличает театр от фарсовых подражаний жизни в других формах развлечения. Монгольский зритель с нетерпением ждет продолжения серии философских пьес весной 2020 года.

Ариунаа Джаргалсайхан
Опубликовано в UB Post 06 декабря 2019 г.
Улан-Батор

Share: